Заголовок
Заголовок

70 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов.

Чтобы помнили...

(воспоминания ветеранов Великой Отечественной войны 1941-1945 годов и тружеников тыла, ушедших на пенсию из паспортно-визовых подразделений Пермской области)

 

Талантливый во всем.

 

У него было две страсти – небо и искусство. И обе покорились ему.

В октябре 2009 года ушел из жизни подполковник милиции в отставке

Василий Михайлович Карпов. Еще за полгода до этого печального события, начальник УВД по городу Перми полковник милиции Павел Фадеев и глава администрации Кировского района Анатолий Николаев в торжественной обстановке вручали ему медаль «65 лет Победы в Великой отечественной войне 1941-1945гг». И вот его не стало, светлого, талантливого, так любящего жизнь человека.

 

Как и все подростки, чье взросление пришлось на военную пору, простой ирбитский паренек Василий, мечтал попасть на фронт. И, конечно же, не простым пехотинцем, а настоящим военным летчиком. Чтобы в воздухе, на быстрокрылой машине, воевать с фашистским супостатом. И мечта его практически сбылась. Василий Карпов поступил по военному призыву в летное училище. Научился управлять самолетом, отлично разбираться в технике. Но, ко времени выпуска, война уже практически закончилась, а самолеты, на которых его учили летать, уже считались ненужными в мирное время. Да и нужда в таком количестве военных летчиков уже отпала. Но, из авиации молодой младший лейтенант не ушел. Остался техником, благо в чем-чем, а в этом разбирался досконально. Да и показать новичкам, как управлять самолетом, тоже мог.

 

И была у Василия Карпова еще одна страсть, казалось бы, несовместимая с военной жилкой. Живопись. Рисовать он любил с детства, одинаково хорошо владел и кистью, и карандашом. Но считал, что настоящий художник должен учиться. И пришел подавать документы в художественное училище. Картины свои тоже захватил – показать. А ему и говорят - «знаете, это уровень работ выпускников, а никак не абитуриентов. Чему вы у нас учиться собрались?» Так и пришлось Василию Михайловичу остаться самоучкой. Ну а те, кто попадал в гостеприимный дом Карповых и видел его чудесные картины, никак не могли поверить, что нет у него никакого специального художественного образования.

 

В Пермь семья Карповых перебралась когда в Большом Савино стали строить аэродром.

- Я тогда на Уралмаше работала – рассказывает вдова Василия Михайловича Мария Михайловна Карпова. – Приходит ко мне и говорит, увольняйся, меня переводят в Пермь. Он был тогда командиром звена. Приехали в чужой город, ни жилья своего, ни работы для меня. Молодые были, трудностей не боялись. А уже при Хрущеве, произошла реорганизация и муж попал под сокращение. Унывать не стал, тут же устроился на завод Свердлова. Каждый день на мотоцикле из Савино на работу мотался. Отработал там семь лет, и в милицию пришел. Сначала в Пермский район, а как квартиру в Закамске дали от минобороны, так в Кировский отдел перешел. Все-таки привык к форме, к дисциплине, к службе. Позже уже в городском отделе был командиром дивизиона, затем снова вернулся в Кировский – уже начальником паспортного отдела. Там и проработал до пенсии, выйдя в отставку, в звании подполковник в 1974 году. У меня до сих пор хранятся его грамоты, благодарности за лучшую работу отдела.

 

Но и на пенсии спокойно не сиделось Василию Михайловичу. Он и в школе военруком работал, и картины писал, и на баяне научился играть, и на танцы вместе с супругой ходил, и хозяйством домашним занимался. Жил полной жизнью, не боялся никакой работы, никаких трудностей. Вырастил детей, внуков, на работе воспитал преемников и навсегда остался в памяти всех кто его знал, Человеком, с большой буквы.  

 

 

Главное, как относишься к делу.

 

При общении с Апполинарией Леонтьевной Воронцовой (ушла из жизни в мае 2010 года) , ветераном Великой Отечественной, тружеником тыла, долгие годы отдавшей работе в паспортно-визовой службе, невольно начинали понимать, что несмотря на все жизненные трудности нужно всегда оставаться оптимистом, видеть светлые стороны и в окружающем мире, и в людях.

 

Родом Апполинария Леонтьевна из нашего края, из села Калинино Кунгурского района. Здесь, еще до войны, закончила школу. Отсюда уехала учиться в финансовый техникум в Пермь. И сюда же вернулась, чтобы начать свой трудовой путь...

 

- И ведь всего одна троечка меня подвела – вспоминает она. – Но, именно из-за этой оценки за экзамен, лишилась стипендии. И помочь некому. Семья у нас большая, восемь девчонок и парень, мама с утра до вечера в колхозе, папа чеботарит (шьет обувь). Делать нечего, пришлось вернуться в родное село. Устроилась на МТС (машино-тракторная станция). Документы подшивать, сводки по телефону принимать. Примерно тогда же у нас появилась комсомольская организация. Меня, как самую бойкую, общим собранием выбрали секретарем. И прошло-то совсем немного времени, втянулась в работу и вдруг – война. Солнечный день был, как сейчас помню. Жара. И тут всадники по всему селу, суматоха. Выбежали на улицу, «что случилось?». Война.

 

Всех парней тогда, трактористов, механиков, на фронт забрали. Одни девчата остались. Несмотря на это, народ у нас подобрался боевой. В клубе постановки, спектакли, самодеятельные концерты устраивали. А выручку через Госбанк отправляли на нужды страны. Наши ребята, трактористы, писали с фронта письма. Интересовались, как работают бригады, как идет уборка урожая, как там без них их трактора, комбайны. Мы все эти письма потом в стенгазете публиковали. А у меня работа была секретарская, так я всегда в курсе была, как наша станция с работой справлялась. Всем нашим комсомольским коллективом писали ребятам письма. Для нас и для них эти весточки были очень важны.

 

А в 1944 году меня пригласили на работу в райфинотдел – на должность ревизора. Тут моя учеба в финансовом техникуме свою роль сыграла. И то, что работать было некому. Было трудно поначалу. Это же чтоб предприятие проверить, надо всю документацию поднимать, кучу документов перелопатить, определить, есть или нет нарушения. А у меня всех знаний – «чтобы дебет с кредитом сошелся».

 

Однажды поручили провести ревизию в отделе гособеспечения. Именно он занимался выдачей пособий семьям фронтовиков. Попросила предоставить все заявления, по которым было принято решение «отказать». Принесли огромную стопу. Я посмотрела, вспомнила - вроде где-то слышала, что пособия положены семьям с двумя нетрудоспособными и одним трудоспособным членом семьи. А здесь сплошные отказы. Позвонила в областной отдел соцобеспечения, мол, разъясните, в чем дело. Надо или не надо выдавать? Говорят – надо. А уже четыре года прошло с начала войны и люди не получали законного пособия. Сама инструкцию почитала, а там так сформулировано хитро. Как говорится - «казнить нельзя, помиловать», где запятую поставишь, так и будет. Зная, как живут семьи фронтовиков, решила - обязательно добьюсь справедливости. Написала свое решение - положительное. Как люди обрадовались. Тогда поняла, что не зря работала ревизором.

 

Хорошо помню окончание войны. Отправили нас тогда в поля, уполномоченными. Идет посевная, погода плохая, в поле сыро. И вдруг слышу, техника остановилась, трактора замолчали. И как будто волной по всем полям одно только слово - «Победа»!

Ну а уже после войны решила перебраться в большой город – поехать в Пермь. Тогда он Молотов назывался. Устроилась на работу в первое отделение милиции – секретарем-счетоводом. По специальности, значит. Год проработала, научилась печатать на машинке. Затем узнала, что в паспортном отделе райисполкома, место секретаря освободилось. Там была такая красивая, дородная дама. Ну вот, чего-то решила уйти. Начальником паспортного стола был тогда такой солидный, пожилой дядька по фамилии Бабкин. Все поглядывал на меня недовольно, мол, навязали тут невесть кого. А я же приехала из деревни, одежда старенькая, плохонькая. Ну, думаю, тяжело придется. Помог случай. Выписали ему путевку в санаторий. Тот ее всю жизнь, можно сказать, ждал. Но, мы же тогда к системе госбезопасности принадлежали. И вот, дают ему задание – ездить по районам с докладами. Бросился к руководству, а там так строго говорят – «получил приказ, выполняй. Никаких санаториев». Приехал он понурый, рассказал о случившемся, даже жалко его стало. А я собиралась как раз ехать за канцелярскими принадлежностями. Ну и за одним забежала в кабинет к этим работникам госбезопасности. Говорю, «дорогие товарищи, что же вы делаете? Почему не отпускаете человека лечиться?»

Опешили сначала, а потом рассмеялись и сказали – ну ладно, пущай езжает, подберем на это задание другого. С тех пор начальник меня зауважал. Вернулся – совсем другой человек, улыбчивый, доброжелательный. А ведь надо было всего лишь чуток отдохнуть.

 

И скольким людям еще помогала Апполинария Леонтьевна в своей жизни. Можно сказать, спасала жизненные судьбы. То документы приезжий потеряет вместе с деньгами. А чтобы их восстановить надо ехать чуть не в другую республику, за тысячу километров. Без денег. А чтобы их заработать, нужно куда-то устроиться. Без документов – никак. То молодая мама останется без работы и жилья. И всем удавалось хоть как-то помочь, не только с документами, но и работу найти, и малыша в дом малютки пристроить.

 

- Я давно поняла – говорила Апполинария Леонтьевна. – Неважно кем ты работаешь, главное, как относишься к своему делу и людям, которые тебя окружают.

 

 

Уральская «ленинградочка»

 

Вряд ли в Управлении ФМС по Пермскому краю найдется сотрудник, который не знал бы, или хотя бы не слышал о Марии Александровне Михеевой (ушла из жизни в 2013 году). Всю свою жизнь она проработала в паспортном столе. И начала она свою трудовую деятельность – в далеком 1943 году, в самый разгар Великой Отечественной войны.

 

- Я же из эвакуированных – рассказывает Мария Александровна. – Мы жили в Ленинградской области, когда началась война. Было очень страшно. Особенно, когда объявили всеобщую эвакуацию – поняли, что война пришла надолго. Нас, всей семьей отправили в поезде на Урал, в поселок Боровск, что рядом с Соликамском. Затем переехали в Краснокамск. Здесь, в 1943 году я пришла на работу в паспортный стол, вольнонаемной. Тогда нас еще к милиции не причисляли.

 

Помню, работы было много. В то время было достаточно приезжих, беженцев, эвакуированных. Попробуй, разберись с документами, если часть их пропала, оставшись по ту линию фронта. Да и что к нам за люди приходят, тоже надо было разбираться, время-то непростое было, военное.

 

Зато как мы обрадовались, когда война закончилась. Думали, на родину вернуться, да только некуда – от дома нашего только пепелище осталось. Да и я, уже семьей обзавелась, куда уж тут ехать. Совсем уралочкой стала. Так и осталась здесь. Сестренка младшая у меня, тоже свою жизнь с Прикамьем связала.

 

В паспортном столе мне вскоре звание дали. Да и к девчатам нашим, как сейчас говорят, коллегам, душой прикипела. Коллектив у нас сложился замечательный, все друг друга поддерживали, помогали если нужно. Кому-то наша работа может показаться скучной, а для меня, самое то. Помню, пришел как-то к нам парень работать, в женский коллектив. Мы всё над ним подшучивали, веселые были, так он не выдержал, сбежал...

 

Мария Александровна вышла на пенсию в 1974 году, начальником паспортного отдела. С гордостью хранила свой майорский китель. А многочисленные награды, среди которых есть и «За боевые заслуги», надевала только два раза в году – на День милиции и, конечно же, 9 мая, в День Победы...  

 

 


Страница обновлена: 13 апреля 2015 года